Russia in the World
Ежедневный выпуск главных новостей дня
Russia in the World
Stolica.ru


МИР ПОЛИТИКА
ТЕМА ДНЯ
РОССИЯ ПОЛИТИКА
РОССИЯ КУЛЬТУРА
РОССИЯ ПРОИСШЕСТВИЯ
МИР КУЛЬТУРА
МИР ПРОИСШЕСТВИЯ
СПОРТ

 

АРХИВ
3 10 17 24
4 11 18 25
5 12 19 26
6 13 20 27
7 14 21 28
1 8 15 22 29
2 9 16 23 30
ПОИСК

РЕКЛАМА




Rambler's Top100 Russian       
America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


left_2_0.gif
. . .

Крайними в деле борьбы с экстремизмом оказались учителя

В Дагестане реализуют новую ╚профилактическую меру по борьбе с экстремизмом╩ √ увольняют учителей, родственники которых подозреваются в терроризме. Для республики, где родственные связи особенно обширны, плотны и памятны, это означает, что под колпаком силовиков может оказаться практически кто угодно. При этом ╚перегиб╩ может привести к противоположным результатам √ росту экстремизма.

Борьба с экстремизмом в Дагестане √ самой беспокойной республике Северного Кавказа √ все больше напоминает знаменитый сталинский принцип: чем ближе победа над врагом, тем сильнее он сопротивляется.

╚Это первый подобный прецедент╩

╚Российские тюрьмы и колонии стали за последние годы рассадником радикального политического ислама √ никто не может справиться с пропагандой, которая в них проводится╩

Как следует из данных правоохранительных органов, прошлый год в плане борьбы с незаконными вооруженными формированиями на Северном Кавказе оказался особенно ╚урожайным╩. Так, по словам первого заместителя главнокомандующего Росгвардией генерал-полковника Сергея Меликова, в 2016 году эта новая силовая структура ликвидировала на территории СКФО 125 бандитов, включая около десятка лидеров бандформирований, и уничтожила более 300 объектов их инфраструктуры.
О собственных результатах борьбы с бандподпольем по итогам прошлого года перед депутатами народного собрания Дагестана отчитался министр внутренних дел этой республики Абдурашид Магомедов. Из его доклада можно сделать вывод, что бескомпромиссное противостояние с экстремистами, которое силовики ведут в Дагестане на протяжении многих лет, увенчалось победой. ╚По нашим данным, на начало текущего года в рядах бандподполья еще состоит около 30 граждан республики╩, √ заявил министр, признав, впрочем, что уровень террористической угрозы в Дагестане остается высоким ╚в связи с вовлечением жителей республики в международную террористическую деятельность╩.

За пределами России, по оценке Магомедова, в различных НВФ участвуют более 1200 дагестанцев. В прошлом году было нейтрализовано четыре бандита, которые вернулись из Сирии, еще 20 человек были задержаны. Кроме того, был предотвращен выезд для участия в боевых действиях на Ближнем Востоке 38 жителей республики.

Спустя сутки после этого доклада на заседании региональной Антитеррористической комиссии Магомедов подчеркнул, что особую опасность представляют лица, возвращающиеся в Дагестан после отбытия наказания за преступления террористической направленности. В 2016 году их общее количество составило 127 человек, и 12 из них вновь вошли в состав диверсионно-террористических организаций. ╚Это свидетельствует о необходимости ужесточить контроль и усилить адресную профилактическую работу в отношении данного контингента лиц╩, √ отметил министр.

То, что профилактическая работа у дагестанского МВД зачастую приобретает весьма оригинальные формы, стало понятно из другого заявления министра, мгновенно разошедшегося в дагестанских СМИ. По его словам, в Дагестане было уволено 16 учителей, которые ╚являлись близкими родственниками членов незаконных вооруженных формирований и приверженцами экстремизма╩. Параллельно из дагестанских вузов отчисляют студентов, ╚приверженных экстремизму╩.

╚Пока каких-то подробностей, например имен уволенных, нет. Надо более подробно выяснять основания и мотивы для увольнения, √ заявил газете ВЗГЛЯД главный редактор дагестанского общественно-политического еженедельника ╚Черновик╩ Маирбек Агаев. √ Но если данные факты подтвердятся, это будет первый для Дагестана подобный прецедент. Единственный похожий случай был несколько лет назад в Хасавюрте, когда уволили заместителя главы Хасавюрта, чей сын был вовлечен в пособничество боевикам. Но массово за родственные связи в Дагестане не увольняли никогда, не говоря уже о таких методах, как выселение родственников, как применяются в соседней Чечне. Раньше в Дагестане много говорилось о профилактической работе, в каждом муниципалитете была создана комиссия по работе с близкими родственниками боевиков и пособников, но каких-то практических действий в их отношении не было╩.
╚Подполье фактически разгромлено, терактов почти нет, вот силовикам и нужно показывать свою работу, √ считает махачкалинский адвокат Биякай Магомедов. √ Но снимать с работы коррумпированных судей, полицейских и прокуроров, чьи близкие родственники тоже осуждены за терроризм, они не хотят √ возни много, можно нарваться на аппаратную борьбу внутри системы. А учителя √ это самая беззащитная социальная группа, которую можно пустить в расход, не получив ответной реакции. Но это порочная практика, поскольку методы НКВД в нынешнее время не могут быть шаблонно применены╩.

По предположению Биякая Магомедова, высказанному газете ВЗГЛЯД, учителя даже могли не знать о том, что их уволили за экстремизм родственников √ формальным поводом могла стать, например, неудовлетворительная аттестация или сокращение штатов.

╚Нужна иная, вообще не религиозная социальность╩

О том, что дагестанские силовики стали делать особенный акцент именно на профилактике экстремизма в республике и за ее пределами, говорится уже давно √ с того самого момента, когда количество терактов явно пошло на спад из-за отбытия значительной части боевиков на войну в Сирию и Ирак. Однако, судя по многочисленным сообщениям правозащитников за последние пару лет, оказаться на ╚экстремистском╩ профучете в Дагестане может кто угодно. При желании в густонаселенном трехмиллионном регионе с очень плотными родственными и соседскими связями найти пересечения между мирным жителем и боевиком не составит никакого труда. При этом постановка на профучет, свидетельствуют жители республики, означает, что человек оказывается под колпаком силовиков, включая определенные ограничения по передвижению даже в пределах региона.

В течение прошлого года правозащитные организации, в том числе члены Совета по правам человека при президенте России, неоднократно ставили вопрос о необходимости навести в этой сфере элементарный порядок √ внутренние документы МВД на постановке на ╚экстремистский╩ профучет общественности никто не предъявлял. Эти усилия не были тщетными: совсем недавно появились признаки того, что в ситуации наступил перелом.

Как сообщил на днях правозащитный центр ╚Мемориал╩, в письме Абдурашида Магомедова, написанном в ответ на запрос Верховного суда Дагестана, говорилось, что нормативные акты МВД по ╚экстремистскому╩ профучету были уничтожены ╚в связи с отменой их действия и истечением сроков хранения╩. ╚Профилактический учет по категории ╚экстремист╩ в МВД по Республике Дагестан не ведется╩, √ подчеркивалось в письме. Собственно, об этом Абдурашид Магомедов заявлял и раньше, однако его высказывания на последнем заседании дагестанской антитеррористической комиссии свидетельствовали скорее об обратном.
По мнению старшего научного сотрудника Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Николая Силаева, сама по себе идея организовать своего рода ╚выжженное социальное пространство╩ вокруг террористов очевидна, и было бы странно, если бы полиция и спецслужбы на Кавказе не старались ее осуществить. ╚Но всегда возникает другая проблема, которую люди из спецслужб по характеру своего профессионального мышления могут не учесть. Мало изолировать террористов в обществе √ нужно точно знать, что собой представляет то общество, которое массово террористов отвергнет. Изоляция имеет смысл, если есть уверенность именно в этом. В противном же случае она может служить еще большему отчуждению между обществом и властями. Второй вариант мы можем видеть у палестинцев: прославление террористов-самоубийц, помощь их родственникам. В такой ситуации кого бы то ни было изолировать уже бесполезно╩, √ заявил Силаев газете ВЗГЛЯД.

По мнению эксперта, применительно к дагестанским реалиям эта дилемма особенно сложна. С одной стороны, можно постоянно призывать к ╚диалогу с молодыми мусульманами╩. Однако при этом не следует забывать, что при предыдущем руководителе республики Магомедсаламе Магомедове такой опыт уже был, но не привел к желаемым результатам √ волну терроризма этот диалог между разными направлениями ислама не сбил. ╚Недопустимо создавать ситуацию, когда политический ислам превратится во влиятельную политическую идеологию, а такие ╚диалоги╩ именно к этому ведут. Нужна иная, не исламская, вообще не религиозная социальность. Но создать ее власти Дагестана не способны, а федеральные власти пока на эту тему не задумываются╩, √ констатирует Николай Силаев.

С другой стороны, нынешнее законодательство и правоприменительная практика по делам о терроризме действительно, мягко говоря, неидеальны. ╚Пособником террористов может оказаться человек, совершенно им не сочувствующий, √ продолжает Силаев. √ Ни следствие, ни суд не ориентированы на выяснение деталей, они ориентированы на наказание всех, кто оказался рядом с террористом, по своей вине или случайно. А российские тюрьмы и колонии стали за последние годы рассадником радикального политического ислама √ никто не может справиться с пропагандой, которая в них проводится╩.
Иными словами, нынешняя тактика борьбы с экстремизмом на Северном Кавказе при всех явных успехах несет в себе ряд серьезных изъянов, которые могут ╚выстрелить╩ в любой момент. Газета ВЗГЛЯД уже писала о том, что отдельные ╚профилактические меры╩ и ╚перегибы╩ приводят к противоположному результату √ усилению экстремистов, сочувствию к ним и восприятию правоохранительных органов как врагов со стороны части населения. В связи с этим заявления руководства правоохранительных органов о минимальной численности активного подполья выглядят довольно опрометчиво √ тем более что случаи, когда за такими высказываниями следовала очередная волна терактов, бывали неоднократно.

Например, в 2009 году власти и правоохранительные органы Кабардино-Балкарии заверяли, что в этой республике существуют лишь ╚отдельные проявления╩ экстремизма, а количество участников бандподполья составляет несколько десятков, и призывали журналистов отказаться от термина ╚незаконные вооруженные формирования╩. Однако очень скоро Кабардино-Балкарию захлестнул настоящий вал терактов, который показал, что силовики либо недооценивали реальную картину, либо пытались ╚не нагнетать обстановку╩.

В нынешней ситуации в Дагестане правоохранителей сложно упрекнуть в недооценке противника, но и утверждать, что их действия однозначно способствуют сокращению базы для экстремизма, явно не приходится.

источник vz.ru



. . .НОВОСТИ ПО ТЕМЕ . . .

. . . ДРУГИЕ НОВОСТИ . . .

|| ТЕМА ДНЯ || РОССИЯ ПОЛИТИКА || РОССИЯ КУЛЬТУРА || РОССИЯ ПРОИСШЕСТВИЯ ||
|| СПОРТ || МИР КУЛЬТУРА || МИР ПРОИСШЕСТВИЯ || МИР ПОЛИТИКА ||
Stolica.ru



   © 2001 Chertovy Kulichki Inc.    По всем вопросам и пожеланиям пишите: info@riw.ru ОбратноВверхТитульная